7 класс 8 класс 9 класс 10 класс 11 класс

Переводы текстов English Михеева 11 класс Unit 1 12



Первые великие романтики
Моцарт - самый великий композитор всех времен, как считает дирижер Чарльз Хэзелвуд. "Каким-то образом, всего в одной фразе, он
может выразить 50 различных оттенков эмоций, и он, кажется, умеет делать это с такой непринужденностью. У большинства великих композиторов есть идея, и сначала они записывают ее как ноты для фортепьяно, а затем создают из нее музыку для концерта. Моцарт прыгнул выше собственной головы, сразу записав музыку для оркестра — и когда Вы смотрите на его рукописи, не видите там никаких додумок, никаких ошибок, никакие исправлений. Это противоположно Бетховену, который является не меньшим гением, но его рукописи походят на поле битвы."
Мы встретили Хэзелвуда в сердце Сохо в Лондоне. Прямо за углом была Фрит-Стрит, где семья Моцарта снимала жилье в 1764, когда они прибыли в Лондон, чтобы похвастаться восьмилетним чудом Вольфгангом. Для отца Моцарта, Леопольда, это было чрезвычайно опасное предприятие. Он взял творческий отпуск от своей работы музыкальным режиссером у архиепископа Зальцбурга, и он сорвал с места свою молодую семью, чтобы отправиться в путь, как странствующий цирк, в каретах и необычной одежде, для того чтобы пощеголять на приемах в Европе. Он ставил все, что угодно на талант своего маленького сына, который, как он надеялся, поможет его семье нажить состояние.
Передвигаться по суше и пересечь Канал было очень трудно. Но спустя пять дней после того, как они прибыли в Англию, маленький Вольфганг играл для молодого Джорджа III и королевы Шарлотты, которые их тепло приняли.
Лондонцы посещали днем Моцартов в их доме, чтобы развлечься, слушая вундеркинда.
Моцарт мог играть на клавиатуре с закрытыми глазами или набросив на клавиатуру ткань. Что больше всего удивляло людей - так это его умения импровизировать, когда ведущие музыканты тех дней бросали вызов, соревнуясь с ним. "Когда они полностью запутывались, измучившись, мальчик Моцарт соскакивал со сцены, спрашивая: 'Еще? '" объясняет Хэзелвуд. Так родился ли Моцарт сразу гением? Конечно, говорит Хэзелвуд: "У Моцарта было качество, которое нет у большинства простых смертных — ведь гений - совокупность генетической предрасположенности и самого образа жизни, всех восхитительных и ужасных вещей, которые происходят. Истинное искусство возникает при насыщенной жизни."
Наконец Моцарт получил свой шанс выбраться из-под жесткого контроля своего отца. Он самостоятельно отправился во Францию. Моцарт приехал в Париж в проливной дождь. Скоро его мать, которая сопровождала его, заболела и умерла. "Не могло быть более яркого выражения горя, чем его соната для фортепьяно A-minor, которую он написал после смерти своей матери," говорит Хэзелвуд.
"Это правда, что Моцарт был первым композитором-романтиком. До тех пор," говоритХэзелвуд, "искусство было в большей степени торговлей или ремеслом. Музыку писали на заказ для покровителя или работодателя. Были великие композиторы и до него, Гайдн, например, но от Моцарта мы получаем, впервые, музыку, которая подобна жизни. Он писал из-за глубокой, внутренней душевной потребности, потому что он должен был написать ее. Люди могут сказать, что это бессмыслица: Бетховен был первым Романтиком, а Моцарт сочинил музыку, которая соблюдала все формальные структуры. Но гений Моцарта был таков, что работал в рамках сложившихся убеждений, собрал золотые крупицы современности и превратил их в целую груду золота."
Моцарт, не получивший признания, которого он заслужил в своей собственной стране, устроился на незначительный пост придворного музыканта во дворце архиепископа в Зальцбурге и, в 1781, на правах прислуги этого семейства, он уехал в Вену, где провел прошлые десять лет своей жизни. Как было принято, с ним обращались, как с любым другим слугой: за столом Моцарт сидел ближе камердинеров, но дальше поваров. Он скоро рассорился с архиепископом; он называл его архичурбаном. Но город Вена была в центре Просвещения, была достойным местом для жизни.
В Вене он влюбился в Констанце Вебер и решил жениться на ней. Их заставили быть вместе. Еще до того, как они поженились, Констанце вдохновила Моцарта на некоторые из его самых возвышенных мелодий Моцарта. Незаконченная месса до-минор, одна из его самых больших религиозных работ, была написана, когда Констанце была больна, в качестве договора с Богом, чтобы он в ответ обеспечил ее излечение.
И затем, внезапно, в 1787, Леопольд умер. Моцарт был поглощен горем. "Он написал Eine Kleine Nachtmusik (маленькая ночная мелодия), самая печальная музыка, которую кто-либо когда-либо сочинял в мажорной тональности," объясняет Хэзелвуд. " Она изящна и печальна. Она кажется яркой и веселой, но под этим проскальзывает и темная нотка меланхолии и печали."
В возрасте 31 года, Моцарт работал на вершине своих возможностей — но на следующий год он был раздавлен проблемами. Хотя теперь он был придворным композитором, его финансовые дела были в бедственном положении, к тому же умерла его шестимесячная дочка;
она была третьим ребенком, которого они с Констанце потеряли. Его собственное здоровье никогда не было хорошим; он постоянно простужался и был всегда слишком занят, чтобы до конца вылечиться. В течение лета 1788, едва сводя концы с концами, Моцарт написал свою последнюю великую трилогию симфоний, которые изменили судьбу музыки. "Сороковая симфония есть на каждом мобильном телефоне от Токио до Нью-Йорка. Эта бессмертная работа, которую ничто не может разрушить. Это также работа ярости, мучения и отчаяния. Но 41-ая симфония, Юпитер, является его последней волей и завещанием миру. Она открывает совершенно новый мир возможностей."

Английская версия текстов, переведенных выше:
First of the Great Romantics
Mozart is the greatest composer of all time, claims conductor Charles Hazelwood. "Somehow, in just one phrase, he can express 50 different colours of emotion, and he seems able to do it with such ease. Most of great composers have an idea and at first they write it out like a piano score, then they orchestrate it. Mozart wrote straight off the top of his head, fully scored for the orchestra — and when you look at his manuscripts there are virtually no second thoughts, no mistakes, no crossings out. This is in marked con¬trast to Beethoven, who is no less a genius, but his manuscripts are like a battlefield."
We met Hazelwood in the heart of London's Soho. Just around the corner was Frith Street where Mozart's family took lodgings in 1764 when they came to London to show off the eight-year-old prodigy Wolfgang. For Mozart's father, Leopold, it was a tremendously risky enterprise. He took a sabbatical from his work as director of music to the Archbishop of Salzburg2 and he uprooted his young family to hit the road like a travelling circus, in carriages and fancy clothes, so they could cut a dash through the courts of Europe. He wagered everything on the talent of his small son, who he hoped would make his family's fortune.
Travelling by land and crossing the Channel were very difficult. But five days after they arrived in England, little Wolfgang was playing for the young George III and Queen Charlotte, who wel¬comed them warmly.
Londoners would visit the Mozarts in their lodgings in the after¬noons to amuse themselves by listening to the child prodigy.
Mozart could play his clavier blindfolded or with a cloth thrown over the keyboard. What most astonished people were his powers of improvisation, when the leading musicians of the day chal-lenged him to contests. "While they'd stagger away completely, exhausted, the boy Mozart would jump off stage, saying, 'Any more?'" explains Hazelwood. So was Mozart simply born a genius? Of course, he was, says Hazelwood: "Mozart had a quality that most mere mortals don't have — but genius is a mixture of genetic make-up and life itself, all the brilliant and terrible things that happen. True art comes through living life."
At last Mozart got his chance to break away from his father's tight grip. He made his own tour to France. Mozart arrived in Paris, in torrential rain. Soon his mother, who was chaperoning him, fell ill and died. "There could be no greater expression of his suffering than his A-minor piano sonata, which he wrote after his mother's death," says Hazelwood.
"It is true to say that Mozart was the first Romantic composer. Until then," says Hazelwood, "art was very much a trade or a skill. You wrote music to order for a patron or employer. There were great composers before him, Haydn for instance, but in Mozart we get, for the first time, music that is life. He was writing out of a deep, inner spiritual need, because he had to write it. People may say it's rubbish: Beethoven was the first Romantic and Mozart wrote music that conformed to formal structures. But Mozart's genius was such that he worked within the conventions, took the small change of his day and turned it into a mint of gold."
Mozart, who had failed to gain recognition that he deserved in his own country, took up a lowly appointment as a court musician at the Archbishop's palace in Salzburg and, in 1781, as a member of the household, he went to Vienna, where he spent the last ten years of his life. As was customary, he was treated like any other servant: at table, Mozart sat below the valets but above the cooks. He soon fell out with the Archbishop; the arch-oaf, he called him. But Vienna was the city at the centre of the Enlightenment, the place to be.
In Vienna he fell in love with Constanze Weber and decided to marry her. They were made to be together. Even before they mar¬ried, Constanze had inspired some of Mozart's most sublime music. The unfinished С-minor Mass, one of his greatest religious works, was written when Constanze was ill as a pact w4h God to ensure her recovery.
And then, suddenly, in 1787, Leopold died. Mozart was con¬sumed with grief. "He wrote Eine Kleine Nachtmusik, the sad¬dest music anybody has ever written in a major key," Hazelwood explains. "It's elegant and sad. It seems bright and gay, but underneath there's a dark vein of melancholy and sor¬row."
Aged 31, Mozart was at the height of his powers — but the fol¬lowing year saw him overwhelmed by troubles. Although now a court composer, his financial affairs were a disaster and his six- months-old baby daughter died; she was the third child that he and Constanze had lost. His own health had never been good; he was constantly catching chills and was always too busy to recover from them. During the summer of 1788, living hand to mouth, Mozart wrote his last great trilogy of symphonies, which changed the course of music. "The 40th is on every mobile phone from Tokyo to New York. It's a timeless work nothing can ruin. It's also a work of fury, anguish and despair. But the 41st symphony, The Jupiter, is his last will and testament to the world. It opens a whole new world of possibility."


О сайте

Reshak.ru - сайт решебников по английскому языку. Здесь вы сможете найти решебники, переводы текстов, Java решебники. Практически весь материал, собранный на сайте - сделанный для людей! Все решебники выполнены качественно, в понятном интерфейсе, с приятной навигацией. Благодаря нам, вы сможете скачать гдз, решебник английского, улучшить ваши школьные оценки, повысить знания, получить намного больше свободного времени.
Главная задача сайта: помогать школьникам в решении домашнего задания. Кроме того, весь материал гдз английский совершенствуется, добавляются новые сборники решений, книги для учителя и учебники, решебники по изучению английского языка.

Информация

©reshak.ru По всем вопросам обращаться на электронную почту: admin@reshak.ru. При копировании материала ссылка на сайт обязательна.